Дюна. Разбор первой книги цикла

Начало есть время, когда следует позаботиться о том, чтобы все было отмерено и уравновешено. Это знает каждая сестра Бене Гессерит. Итак, приступая к изучению жизни Муад’Диба, прежде всего правильно представьте время его: рожден в пятьдесят седьмой год правления Падишах-Императора Шаддама IV. И с особым вниманием отнеситесь к его месту в пространстве: планете Арракис. Пусть не смутит вас то, что родился он на Каладане и первые пятнадцать лет своей жизни провел на этой планете: Арракис, часто называемой также Дюной, – вот место Муад’Диба, вовеки.

Из учебника «Жизнь Муад’Диба» принцессы Ирулан

Привет. Сегодня в рамках книжных советов на GoHa.Ru мы продолжаем говорить о Дюне. В первом, вводном, выпуске мы поговорили об истории создания Дюны, о Фрэнке Герберте, о самой вселенной и в общих чертах пробежались по основной фактологии и терминологии. Также вскользь рассмотрели сопутствующие проекты, как литературные, так и из области кинематографа и игр.

Вы можете ознакомиться с введением во вселенную Дюны по ссылке: 

https://www.goha.ru/chto-pochitat-dyuna-znakomstvo-so-vselennoj-dvW53

Сегодня же мы с вами подробнее поговорим о первой книге цикла — Дюна. Самой эпичной, самой популярной и при этом самой неоднозначной. В тексте вас ждут спойлеры, так что если вы еще не знакомы с произведениями Фрэнка Герберта и планируете самостоятельно ознакомиться с ними — то эта статья не для вас.

Ну а если вы уже знакомы с пустынным Арракисом, или не боитесь спойлеров — запасайтесь чем-нибудь от жажды и поехали.

***

Начало — это время самой тщательной заботы о том, чтобы соблюсти хрупкое, но верное равновесие.

Фрэнк Герберт. Дюна

***

В преддверии выхода нового фильма по Дюне от Дени Вильнёва, мне все чаще стали попадаться обсуждения как прошлых экранизаций, так и книжного цикла. И сложно не заметить, что книги вызывают у читателей весьма противоречивые эмоции. Точнее первая книга, потому как именно с ней большинство и знакомо.

При этом довольно редко можно встретить какое-то спокойное, усредненное мнение, обычно человек либо пишет что-то в духе “лучшая фантастика”, “шедевр”, “книга на все времена”, либо нечто вроде “жутко переоцененная книга”, “тягомотина”, “как вы это вообще читаете?”.

И поскольку вводную часть по вселенной мы разобрали в прошлом выпуске, а с сюжетом первой книги знакомы в той или иной степени, наверное, почти все, то я решил посвятить эту статью разбору сложившихся стереотипных мнений о Дюне. Плюсов и минусов, которые чаще всего приписывают произведению. Повторюсь, сегодня мы будем говорить именно о первой книге цикла.

И давайте для лучшего понимания сначала соберем эти мнения вместе.

Хвалят книгу, как правило, за детальный мир, интересных и хорошо выписанных персонажей, проработку вопросов климатологии, религии, философии и политики. Эпичность повествования и интересную историю. 

Ругают же за затянутый сюжет, много ненужных рассуждений и отступлений. Тягучий темп в начале и галопирование повествования ближе к финалу, пафосный язык, впадание в крайности при выписывании персонажей и, наконец, логические ошибки.

И если с плюсами все относительно понятно, то минусы оказались не столь очевидными и о них я и хочу сегодня с вами поговорить.

Так получилось, что некоторые вопросы, которые я собираюсь сегодня рассмотреть, неоднократно задавались автору — Фрэнку Герберту. Подготавливая эту статью, я прочел большое количество материала по Дюне и по биографии Герберта и даже нашел статью, в которой даются ответы на некоторые вопросы и которая переведена на русский язык.

Ссылка на оригинал: http://www.sinanvural.com/seksek/inien/tvd/tvd2.htm

Ссылка на перевод: https://fantlab.ru/article72

Итак, давайте по пунктам:

Темп повествования и излишняя пафосность. 

Когда я читал Дюну, то именно чрезмерная пафосность и неестественный драматизм вызывали у меня самое сильное отторжение. 

В некоторых местах, казалось бы, очевидные выводы преподносятся как откровение.

– От школ того времени сохранились две: Бене Гессерит и Гильдия Космогации. Гильдия, по нашим сведениям, занимается в основном чистой математикой. Бене Гессерит интересует нечто другое…

– Политика, – утвердительно сказал Пауль.

– Кул вахад! – воскликнула изумленная старуха, бросив жесткий взгляд на Джессику.

– Я не говорила ему этого, Преподобная!

Преподобная Мать снова повернулась к Паулю.

– Ты сумел понять это по очень немногим косвенным данным… – проворчала она.

В других используется прием из голливудских фильмов не первого эшелона, когда на простой вопрос дают чрезмерно развернутый ответ. При этом читатель получает всю нужную информацию, но такой способ подачи является неестественным и может вызвать раздражение.

Но самое большое раздражение вызывает именно чрезмерно вычурный местами язык. И вот что говорит нам по этому поводу сам Фрэнк Герберт:

Интервью взял: Вильямс МакНелли (ВМ)

Интервьюируемый: Фрэнк Герберт (ФГ)

ФГ: Ну, это была первая книга, в которой я действительно начал тщательно применять идею построения внутреннего ритма произведения…

ФГ: Да, стихотворение, развивающее определенный фиксированный ритм. И вот, меняя выбор слов, их расположение, можно изменить ритм, замедлить его или ускорить. В прозе тоже есть аналогичный метод. Его легко оправдать, вот есть такое предложение такой длины, теперь меняем клаузы (грам. термин, минимальное предложение — прим. В. Чихарина)

ВМ: Понятно, изменение структуры предложения.

ФГ: Изменение структуры предложения … все это управляет темпом, управляет восприятием текста… управляет… читаешь ли вслух или про себя… я прочитываю текст вслух, потому что уверен, что все написанное было задолго до этого высказано вслух и мне кажется, что подсознательно мы все еще воспринимаем написанный текст как произнесенный.

ВМ: Вот что мне нужно будет сделать на моих уроках… прочитать классу отрывки из «Дюны» вслух… Я делал это… Я всегда применяю такой прием когда я преподаю Джойса, Йетса или Элиота… Я читаю лучшие отрывки вслух.

ФГ: Итак, я делал это намеренно, чтобы контролировать темп устной речи, я делал это изменяя предложения, порядок слов, выбирая, какие слова поставить — длинные, растянутые или же короткие, рубленные.

ВМ: Англо-Саксонские.

ФГ: Англо-Саксонские, как противоположность латыни.

ВМ: Латыни.

ФГ: Я контролировал темп, поэтому в моей книге намеренно существует несколько ритмов: один растянутый, длинный ритм… а к концу книги он вычурный, намеренно вычурный. Я сделал это сознательно. И, что интересно, мало кто это заметил. 

Прочитав эти слова, я сверился с английским оригиналом. И должен сказать, что часть наигранной пафосности отпала сама, как привнесенная переводом, а часть стала восприниматься совершенно иначе. В любом случае, я понял почему некоторые слова находятся на своих местах. Почему Фрэнк Герберт построил текст именно так, а не иначе. И почему эту книгу все же лучше читать в оригинале.

Это позволило мне отсеять главную стилистическую претензию — излишнюю вычурность языка и нестандартный темп повествования, но вопрос выбора подачи материала через не к месту развернутые ответы никуда не делся. Это я все так же оставляю минусом. Могу только отметить, что в последующих книгах серии этого минуса, как и подавляющего большинства других, уже нет. Но подробнее об этом в следующих выпусках, а мы давайте вернемся к первой книге и продолжим разбирать минусы.

Следующей крупной претензией является чрезмерно упрощенное разделение на добро и зло. При первом, поверхностном прочтении складывается ощущение неестественности и наигранности происходящего. Благородным, храбрым, умным, Атрейдесам противопоставляются хитрые, злобные и жадные Харконенны.

Полярность и гротескность настолько бросаются в глаза, что происходящее переходит в комичность, что вкупе с уже упомянутой вычурностью повествования делают “отказ от неверия” невероятно сложным.

К примеру, герцог Лето Атрейдес — собирательный образ положительного литературного героя. Мудрый предводитель, которого обожают подданные, храбрый воин и блестящий политик. Симпатичный мужчина и любящий отец.

С другой стороны, барон Владимир Харконнен — подлый интриган, которого пытается убить собственный племянник. Злобный, мелочный и мстительный, он к тому же наделен максимально отталкивающей внешностью и является педофилом с полным букетом садистических и не только наклонностей.

Казалось бы, куда же больше? Но нет.

Вдобавок ко всему сказанному, гипертрофированными полярными качествами обладает и окружение герцога и барона.

Так, спутники и соратники герцога Лето — сплошь преданные и высоконравственные, готовые отдать жизнь за герцога и его семью, к тому же каждый из них является лучшим в своем деле. В то время как барона окружают предатели и наркоманы, извращенцы и убийцы. Словом, классическая борьба “бобра с ослом”.

И как бы не старался сам Фрэнк Герберт оправдывать подобный подход художественной необходимостью, принять его аргументы до конца я никак не могу.

Как бы не называли Дом Харконненов своеобразным черным экраном, на фоне которого мы можем лучше рассмотреть характеры главных героев и в первую очередь Пола Атрейдеса — мне эти аргументы кажутся недостаточными.

Единственным относительно достойным аргументом в поддержку Фрэнка Герберта я могу назвать каноничность такого подхода в фантастике на момент написания произведения. Но об этом мы более подробно поговорим ближе к концу статьи.

А пока что давайте продолжим разбирать минусы и перейдем, пожалуй, к главному — логическим и смысловым нестыковкам.

И эти ошибки я могу разделить на две группы. Те, которые имеют сюжетное объяснение и те, которые я никак не могу оправдать.

Первые я хотел бы рассмотреть еще и потому, что они довольно часто встречаются в аргументации людей ругающих Дюну. Ну а детального разбора вторых требуют справедливость и объективность.

Итак, ошибки.

Считается, что Император слишком просто передал Дюну Атрейдесам, забрав ее у Харконеннов. На самом деле, эта история вполне объяснена и является дипломатической победой дома Атрейдесов.

При этом надо отметить, что Дюна была квази-ленным владением Харконненов в течение почти столетия, а Атрейдесам планета переходит в полный лен согласно договорам в Ландсрааде и КООАМ.

Почему Дюну контролирует не сам император? Для чего все эти игры с Харконеннами и Атрейдесами? Причем общеизвестно, что учитывается не весь добываемый спайс и контролирующий Дюну дом несказанно богатеет.

Мы уже частично ответили на этот вопрос. Дюна передается в ленное управление по договору империи и Ландсраада и является по факту одним из инструментов, ограничивающих власть императора.

Если это игры между Ландсраадом и Империей, то почему контроль не у космической гильдии? 

Потому что получив контроль над спайсом, Гильдия получила бы еще более безграничную власть и допустить такое не могли ни Император, ни Ландсраад.

Кроме всего прочего, этого не хочет и сама гильдия, потому что ее навигаторы предвидят в таком решении собственный крах. Это связано с их способностями, вызванными постоянным употреблением спайса.

Самый большой минус — Доктор Юэ.

Брешь в имперском кондиционировании. Почему оно считалось таким непробиваемым, если для его преодоления оказалось достаточно использовать такой банальный прием, как шантаж через любимого человека?

Как Юэ так легко отключил щит? Почему охранял только один солдат?

Почему зная что есть предатель, отключение щита вообще стало возможным?

Слабая роль Юэ. Без него случилось бы то же самое. Харконнены победили просто грубой силой.

Сложности с отвлекающим покушением на Пола и ненужность подозрений леди Джессики.

Юэ мог сделать то же самое в любое время. Зачем было ждать, а не нападать сразу в момент прилета Атрейдесов на Арракис.

Постоянное упоминание о предателе. От Шадоут Мейпс, от графини, от самих Харконненов. Все кричали — у вас предатель. Для чего?

Эти вопросы по большей части остаются без ответа. Доктор Юэ — действительно слабое звено романа. Но!

Давайте вспомним слова Юэ, который перед своей кончиной признается, что знал о смерти своей жены и решил пожертвовать герцогом и вообще домом Атрейдес ради достижения одной цели — возможности нанести удар по барону.

У Доктора Юэ не было шанса самому подобраться к барону. Питер де Врийе не подпустил бы его близко. Но плененный герцог несомненно оказался бы лицом к лицу с бароном, который, безусловно, захочет насладиться своим триумфом.

По факту, имперское кондиционирование так и осталось не скомпрометированным. Доктор Юэ не предал герцога, он использовал его как оружие мести против барона. Хоть и безуспешно.

Планы внутри планов, внутри планов. (с)

Но пойдем дальше.

Нелогичность покушения на Пола, которое предполагаемо организовывает его мать. В чем цель? Убить своего сына?

Единственно возможное объяснение — Туфир Хават знал или догадывался, что леди Джессика — дочь барона Харконнена. Но в книге о подобных подозрениях нигде не сказано. 

Почему император уничтожает Атрейдесов руками Харконненов, а не продолжает играть на их взаимной вражде? Ведь это кажется более логичным. Разделяй и властвуй!

Дело в том, что герцог и дом Атрейдесов вообще стали приобретать непозволительно большое влияние и поуплярность среди домов Ландсраада. Если бы император позволил этому продолжаться, сама его власть могла оказаться под вопросом.

Также следует учесть непопулярность и некоторую маргинальность барона Харконнена. Складываем два плюс два и получаем ответ.

Руками относительно безобидного барона император устраняет прямого конкурента.

Лазеры и щиты.

Как известно, при соприкосновении луча со щитом происходит субатомный взрыв, одинаково опасный для использовавших как щит, так и лазерное оружие.

Зачем тогда устраивать вооруженное вторжение, если можно было просто найти смертника и взорвать все одним выстрелом?

В книге дается смутное объяснение. По словам Герберта, подобный взрыв невозможно отличить от ядерного и это вызвало бы гнев великих домов и самого императора.

Мне подобная аргументация кажется очень слабой. Но есть и другой момент. Щиты не столько самостоятельная технология, сколько побочный продукт использующегося для межзвездных путешествий эффекта Хольцмана. Использование холодного оружия и щитов можно считать отчасти и социальным договором. Это не оправдывает сюжетную слабость этого момента, однако вносит небольшой дополнительный аргумент в его защиту.

Кроме всего прочего, введение ограничений на лазеры позволило Фрэнку Герберту сделать акцент на холодном оружии, более подходящем для феодальной атмосферы.

Почему при этом не используется огнестрельное оружие?

Потому что оно отбивается щитом. Пушки, к слову, использовались не против щитов, а чтоб завалить пещеры. Здесь провала в логике повествования нет.

Почему Туфир Хават, такой преданный и правильный, соглашается работать на Харконненов? Почему барон верит ему? Особенно учитывая явные проколы Туфира, приведшие к гибели герцога.

Дело в том, что Туфир все еще являлся одним из лучших ментатов империи, а барон потерял Питера де Врие. При этом попав в плен и согласившись работать на барона, Туфир Хават затеял внутреннюю игру и хотел добраться и до императора, и до барона, используя для этого Фейд Рауту.

Почему барон держит Фейд Рауту, несмотря на то, что тот пытался убить его?

Потому что частично видит в нем самого себя, только лучше во всем. С точки зрения самого Владимира Харконнена, именно таким должен быть наследник барона, а никак не воплощение тупой грубой силы — Глоссу Раббан.

Почему барон держит капитаном охраны наркомана?

В книге это объясняется желанием барона контролировать его, однако полностью игнорируется факт возможности контроля извне. Это кажется прямой ошибкой, однако следует учесть, что контроль своего окружения через пороки является одним из основных методов барона. Понимая и принимая низменную натуру своих подчиненных, он просто старался быть тем, кто всегда предложит большую цену.

Развязка. Победа Пола и сопутствующая стая роялей в кустах.

Великая буря. Как так получилось, что все оказались в нужном месте в нужное время.

Ядерный взрыв, который никому особо не помешал.

Как ни странно, хоть этот момент и кажется самым слабым, ему есть объяснение — предвидение Пола. Он не просто так выбрал момент для атаки. Он видел бурю и видел легионы фрименов, въезжающих на червях в долину и побеждающих армии Харконненов и императора.

Кроме того, не забываем о влиянии гильдии, которая и спровоцировала всеобщее сборище на Арракисе после угрозы со стороны Пола. Причем под угрозой МуадДиба часто понимают только угрозу уничтожения спайса как такового, но опускают тот факт, что Пол своими способностями закрыл будущее для навигаторов гильдии, поставив под угрозу саму возможность межзвездных путешествий.

И самое главное, Пол видел все происходящее буквально сразу после пробуждения, когда принял воду жизни. Все было просчитано и предопределено.

Если Фримены так легко побеждали легендарных сардукаров, то почему Харконнены столько лет угнетали их?

По тексту книги, потери Харконненов были два к одному, но судя по всему, соотношение должно было быть гораздо больше. Возможно, дело в неправильном подсчете. Но военное превосходство фрименов настолько очевидно, что вопрос все же остается открытым. Возможно, дело в разобщенности фрименов и в их ареале обитания, который слабо пересекался с патрулями Харконненов.

Отсутствие планов нутри планов внутри планов, которыми так кичится Дюна.

И действительно, по ходу повествования нам неоднократно упоминаются некие политические игры, которых не видно в самом романе. 

Но если читать внимательно, то планы проступают.

Кроме уже упомянутого предательства Доктора Юэ, огромное количество дополнительного материала позволяет домысливать практически безграничное множество возможных ответов, начиная с желания Пола всеми силами избежать надвигающийся джихад под знаменами Атрейдесов и заканчивая играми четы Фенрингов. 

Если опустить тот факт, что многие интриги и их последствия раскрываются и становятся понятными в последующих произведениях цикла, многое объяснено и в приложениях, которые идут уже с первой книгой.

Но самым значимым политическим игроком выступает все же орден Бене Джессерит. А одним из самых ярких примеров, пожалуй, является миссионерия протектива.

Почему всемогущий орден Бене Джессерит допустил рождение мальчика у герцога Лето и леди Джессики, ведь они шли к этому генетическому звену в течении многих столетий?

Дело в том, что по словам самой леди Джессики, она сама не в состоянии дать ответ на этот вопрос. Она знала, что должна родить девочку и собиралась это сделать, но, как признали в итоге и сестры ордена, в их расчеты вкралась непредвиденная переменная. Здесь можно предположить непосредственное вмешательство Квисац Хадераха, пришедшего на поколение раньше.

И на этом, пожалуй, хватит о минусах. Я думаю, мне не удалось в полной мере ответить на все вопросы и развеять все претензии, но большинство получило вполне логичное объяснение и могу вас заверить, последующие книги отвечают на еще большее количество вопросов, потому что практически лишены детских болезней, которые то тут, то там проступают в первой книге серии. Хотя справедливости ради, новых вопросов они ставят не меньше.

Но прежде чем завершить статью, я хотел бы обратить ваше внимание еще на несколько важных моментов.

Во-первых, я хотел бы порекомендовать вам ознакомиться с интересной статьей “Как читать «Дюну», чтобы ее понимать” https://zen.yandex.ru/media/shakko/kak-chitat-diunu-chtoby-ee-ponimat-5ed9f8cc8f5caa5ea4d48afd — которая действительно поможет лучше понять произведение Фрэнка Герберта. 

А во-вторых, я хочу отметить, что Дюна — практически первый представитель так называемой мягкой научной фантастики. До Герберта в литературе было принято объяснять происходящее с научной точки зрения. Фантастика была элементом квазинаучного обучения, обладая при этом относительно слабой литературной составляющей.

Фрэнк Герберт пошел совершенно иной дорогой. Технология в Дюне имеет второстепенную роль. Да, нам даются термины, но без намека на объяснение принципов работы.

Вместо попытки объяснить необъяснимое и создания искусственных рамок, Герберт сосредоточился на литературной составляющей, лингвистическом анализе и подробном описании поднятых в книге проблем. Никто ни до него, ни после не подходил так плотно к изучению и описанию проблем климатологии в художественной литературе. 

Его религиозные аллюзии и отсылки, могут служить и служат предметом детального изучения, на базе анализа философского содержания книг цикла пишутся диссертации и выпускаются отдельные книги.

Но несмотря на все это, Дюну любят в первую очередь не за проработанную научно-фантастическую составляющую, климатические, религиозные или политические темы, а скорее за атмосферу и невероятно проработанную вселенную. 

За то, что Фрэнк Герберт сумел создать мир, который перевернул фантастику с ног на голову, причесал ее и вывел из разряда полудетских, приключенческих книг в высшую лигу литературы.

И пусть я повторяюсь, но поверьте мне, дальнейшие книги цикла в литературном плане сильнее первой. Но при этом, уступают ей в эпичности и атмосферности.

Дюна — подобно герцогу Лето Атрейдесу — в чем-то наивный, но безумно яркий и харизматичный персонаж, который сделал свое дело и уступил дорогу своим потомкам, более совершенным и более развитым.

Но почему-то я всегда вспоминаю его с особой теплотой и благодарностью. Ведь если бы не он, то не было бы и всего остального цикла.

А я напоминаю, что с вами был Лофт.

Спасибо за внимание. Пока.

Источник: goha.ru