Библиотека Постапокалипсиса — Первая часть

Автор статьи Loft.

В жизни каждого человека наступает момент, когда за окном бушуют снегопады и грипп, а на столе дымится куриный суп. Когда клетчатый плед и треск огня перевешивают все другие прелести жизни, и хочется поговорить о смерти и страданиях.

Что? Не каждого? У вас такого нет? Ну что ж, а у меня вот такой момент наступил, и я хочу поговорить о постапокалиптике. Разговор этот, как видится мне, будет долгим, а потому, сегодня я ограничусь введением.

В первой части, мы поговорим о зарождении постапокалипсиса как подвида фантастики, немного об истории и некоторых самых ярких представителях.

Но хочу сразу предупредить, ‘Ввиду того, что в этом курсе почти совсем нет дурацких размахиваний палочкой, многие из вас могут решить, что изготовление зелий’ – не вполне магия сегодня вы не услышите победного клича спецназовцев, не увидите взрывающихся вертолётов и огнедышащих мутантов. Всё это будет в следующий раз.

Итак, несмотря на то, что наибольшую популярность жанр получил в середине прошлого века, что было обусловлено вполне понятным страхом перед нависшей третьей мировой войной, истоки постапокалиптики лежат намного глубже. Принято считать, что первым задокументированным представителем жанра является роман Мэри Шелли «Последний человек», однако вы можете встретить отголоски постапока и в более ранних произведениях. Например, в Библии.

Яркие образы и логичное развитие жанр получил в работах Джека Лондона и его «Алая Чума» покажется вам намного более привычной ,а уже к середине прошлого века, все становится на свои места.

Сам термин — «постапокалипсис» ввёл в обиход в 1978 году американский критик Алан Франк, но к тому времени жанр уже прочно запустил свои щупальца в литературу и вы можете встретить его проявления в самых неожиданных местах.. От детских комиксов и до работ Альбера Камю. В частности, в романе «Чума», под соусом сложной социальной литературы, мы вполне отчётливо можем разглядеть все необходимые и достаточные признаки.

Но кажется, вступление затянулось, а снегопад за окном никак не утихает. А значит, пришло время перейти непосредственно к представителям жанра, о которых я хотел бы сегодня рассказать.

Хочу сразу отметить, что порядок произведений в статье никоим образом не следует воспринимать как некий «топ». Я не возьмусь сравнивать «Долину проклятий» Роджера Желязны и «Смерть Травы» Джона Кристофера. По крайней мере, не сегодня.

В виду огромного количества материала, на этот раз я ограничусь десятью произведениями. При этом я выбирал максимально «классических» представителей жанра, с целью показать, что постапокалиптика не ограничивается подростковыми фанфиками и «библиями выживальщиков».

Вы не найдёте в статье детального обзора и спойлеров. Воспринимайте этот текст всего лишь как список книг, которые я могу рекомендовать к прочтению.

Список, состоящий из классических представителей жанра, во многом повлиявших на всю последующую постапокалиптическую литературу. Итак, приступим.

Фрэнк Герберт

Белая чума

The White Plague

Роман, 1982 год

Когда вы слышите имя Фрэнка Герберта, то в памяти сразу всплывает Арракис и приходит абсолютная уверенность, что «Спайс маст флоу». И это можно понять, ведь мало кто возьмется оспаривать литературную и культурную ценность «Дюны», однако из под пера мастера вышло значительное количество и других, очень и очень сильных произведений. Одним из таких, безусловно является роман «Белая Чума».

Главный герой романа, молекулярный биолог Джон О’Нил, семья которого трагически погибла от рук террористов, конструирует и выпускает новую и очень заразную болезнь, которая убивает избирательно.

Ярость, изуродовавшая душу ученого, раскрывает перед нами самые разнообразные аспекты человечества, вырвавшегося из тесных рамок цивилизации.

Робер Мерль

Мальвиль

Malevil

Роман, 1972 год

В романе Робера Мерля описано выживание группы уцелевших после ядерной войны в средневековом замке Мальвиль во Франции.

Повествование ведётся от лица Эмманюэля Конта, владельца замка.

Перед нами и сама катастрофа и история её развития и процесс становления общества после катастрофы. Причём последнее описано с максимальной любовью к деталям.

Мы видим катастрофу и новое общество со всех сторон, но это не героизированное общество кожаных курток и полуголых девиц. Вместо этого нам показаны ежедневный быт, стычки и ссоры с соседями. Мародёртсво и предательства, столкновение гуманистических ценностей и железной руки деспотизма. Жуткий, натуралистичый оскал обыденности, об которую разбиваются романтические клише постапокалипсиса.

Джек Лондон

Алая чума

The Scarlet Plague

Роман, 1912 год

Еще одна чума, на сей раз алая. Произведение Джека Лондона сегодня может показаться чуть ли не гротескным преувеличением. 2073 год. За шестьдесят лет, цивилизация выкошенная ужасным вирусом скатилась в каменный век. Люди разучились писать и читать, выживание стало абсолютным. Для современного, искушенного читателя, многое может показаться наивным и простым, но это только на первый взгляд. Окунувшись в мир Алой Чумы, мы вместе с внуками Джеймса Смита переживём катастрофу и возвращение человечества в первобытное общество охоты и собирательства. От общества потребления к горным львам.

Кормак Маккарти

Дорога

The Road

Роман, 2006 год

«Дорога» — один из самых атмосферных представителей жанра. Впервые опубликованный в 2006 году, через год роман был удостоен Пулитцеровской премии, а уже в 2009 году получил очень сильную экранизацию с Вигго Мортинсеном в главной роли. Постапокалиптический роман Кормака Маккарти рассказывает нам о путешествии отца и сына по разрушенной стране. Путешествии к далекому, мифическому морю, на которое смертельно больной отец возлагает свои последние надежды. Великолепная книга, в которой за бандитами и канибалами, смертью и унынием, мы видим человека. Временами даже с большой буквы.

Джон Уиндэм

День триффидов

The Day of the Triffids

Роман, 1951 год

Классический представитель постапокалипсиса, который стал известен русскоязычныму читателю благодаря замечательному переводу А. Стругацкого.

История об ослепшем человечестве и о Триффидах — хищных, подвижных растениях, перевернувших представление людей о самих себеи о роли каждого из них в обществе. Трагедия людей, вынужденных принять новый порядок, и тех, кто не смог сопротивляться и принимает тяжелейшие решения за себя и за своих близких.

Обезображенное общество, ставящее перед собой извечные вопросы гуманизма и старающееся решить их своими новыми, незрячими методами.

Замечательная книга, получившая продолжение, несколько экранизаций и заслуженную славу классики жанра.

Роджера Желязны

Долина проклятий

Damnation Alley

Роман, 1969 год

Роман классика мировой фантастики Роджера Желязны, основан на одноимённой повести, написаной двумя годами ранее. Мир, разрушенный ядерной войной, сталкивается с еще одной проблемой — чумой.

Роман повествует нам о моральном перерождении Хэлла Таннера, убийцы и бандита, который везёт сыворотку в умирающий Бостон.

Джон Кристофер

Смерть Травы

The Death of Grass

Роман, 1956 год

И снова вирус. Массовый голод, вызванный вирусом Чанг-Ли — всего лишь начало. Мутировав, вирус начинает уничтожать все растения, что рушит привычную цивилизацию и приводит людей к анархии, стиранию всяческих рамок и исчезанию привычных норм сосуществования. В романе раскрыта судьба двух братьев, Дэвида и Джона, один из которых создаёт микромир на своей изолированной ферме, а второй пытается прорваться к нему со своей семьей.

Роберт Маккаммон

Песня Сван (Лебединая песнь)

Swan Song

Роман, 1987 год

Роман американского писателя Роберта Р. Маккаммона, удостоеный в 1988 году премии Брэма Стокера в номинации «лучший роман». Очень сложно описать, о чём же это произведение. Атомная война приводит к ядерной зиме и выпускает наружу «демонов». Многоликое Зло и люди, стоящие у него на пути. Роман с налётом мистики, роман-предупреждение и роман-урок.

Невил Шют

На берегу

On the Beach

Роман, 1957 год

Абсолютная классика. Мир, а точнее северное полушарие — уничтожен ядерной войной. Подводная лодка, на момент обмена ударами находящаяся у берегов Австралии, отправляется в «зараженную» местность. Уже совсем скоро, радиация накроет и Австралию и неминуемая гибель ждёт всё живоё. Книга о людях, которые точно знают, что их ждёт завтра.

Ричард Мэтисон

Я — легенда

I Am Legend

Роман, 1954 год

Один из первых романов, выводящий на передний план зомби (хотя в этой книге это все же вампиры). Главный герой, Робэрт Нэвилл — единственный не заразившися человек. Весь остальной мир болен.. Болен чем-то, что напоминает жуткую смесь вамиризма и классического зомби-вируса. К слову, классическим он стал во многом благодаря именно этой книге Ричарда Мэттисона.

Герой произведения живёт в своём бронированном доме в Лос-Анджелесе и каждый день готовится к ночной осаде. В свободное от приготовлений время, он изучает болезнь и в итоге приходит к пониманию проблемы.

Книга получила несколько экранизаций и обзавелась серией комиксов.

Уолтер Майкл Миллер младший

Страсти по Лейбовицу

A Canticle for Leibowitz

Роман, 1960 год

Лучший роман года, отмеченный премией Хьюго в 1961.

Действие романа разворачивается через шесть столетий после опустошающей ядерной войны, известной как Огненный Потоп. В результате войны, выжившие обвинили во всем науку и технологии, приведшие к появлению оружия массового поражения и как результат, началось великое «Упрощение» — уничтожение этих самых технологий и образованных людей. Исаак Эдвард Лейбовитц пережив войну основал орден Лейбовитца, целью которого было сохранение знаний. Спустя столетия после его гибели, монахи ордена продолжают хранить крупицы знаний в надежде когда-нибудь восстановить былое величие человечества.

Вы можете удивиться, как же так.. а где Противостояние Кинга? Где Макс Брукс и Маргарет Этвуд. Где Метро Глуховского, в конце концов? А я вам так отвечу… И это и многое другое — будет. Одна из целей этой статьи — начать рассказывать об интересном и весьма глубоком жанре. Жанре, о котором можно говорить часами.. жанре, который, как и любая другая качественная фантастика, сквозь призму допущений, показывает человеческие судьбы и трагедии. Но в отличие от большинства других жанров, он несёт и еще одну важную функцию. Функцию — предупреждение!

И выглядывая за окно, хочется верить, что яркие литературные образы, подаренные нам авторами — останутся таки на бумаге.

Источник: goha.ru